ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСИЙ ЯКОВЛЕВ:
"ПОСТРОЙТЕ ХРАМ В ДУШЕ СВОЕЙ, А ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ УПРАВИТ ГОСПОДЬ".

           Кто сказал, что православный храм должен обязательно иметь собственное помещение? Кто сказал, что в церкви нужно только молиться? Наша жизнь вносит свои коррективы. Если пока невозможно построить в селе, городе или городском микрорайоне новую церковь, ее нужно возвести в душе своей, а для проведения богослужений можно обустроить любое помещение. Что и сделали верующие в отдаленном микрорайоне Екатеринбурга, который носит красивое название – Синие Камни.
           В нынешнем году приход и его храм отмечают 10-летний юбилей с начала своего служения на Синих Камнях. И не случайно сегодняшний гость редакции – настоятель прихода во имя Святителя Николая протоиерей Алексий Яковлев.

           – В этом приходе я служу уже почти десять лет, с первого дня его организации. До сих пор вспоминаю ту Пасхальную ночь, когда Владыка совершил освящение храма и дал благословение, что в нем можно проводить богослужения. Вот это самый первый Пасхальный день 2000 года, когда в церковном помещении прозвучали первые молитвы.
           Церковное помещение, которое находится в цокольном помещении жилого дома № 46 по улице Байкальской, первое время обустраивал отец Василий Зудилов, который сейчас служит в Первоуральске, поэтому его многие жители считают первым основателем нынешнего прихода. И хотя храм не имеет отдельного помещения, а находится в жилом доме, для верующих это не имеет особого значения – они приходят сюда именно как в церковь.

           – Батюшка, какие особенности есть у Вашего прихода, отличия от других приходов Екатеринбурга?
           – Если чисто географически, то это действительно обособленный, удаленный район – Синие Камни. В нем никогда не было прежде храма, и даже достаточно близко никогда не было церкви. Район этот – классический спальный, поэтому я поначалу думал, что организация здесь православной общины дело чуть более простое, чем оказалось. Выяснилось, что все это немножко не так, потому что, естественно, к тому времени большинство христиан Синих Камней уже ездили в какие-то храмы и уже прикипели к ним душой.

           – В какие храмы ездили на богослужения жители этого микрорайона?
           – Достаточно удобно было ездить в Крестовоздвиженский и Свято-Троицкий храмы: туда было прямое автобусное сообщение. А у нас, собственно, развитие христианского благочестия в постперестроечный период идет так, что очень многие христиане знают, да я и сам по себе знаю, что ты иногда ездишь на службу на другой конец города, хотя рядом с твоим домом есть храм. И ездишь не по злобе какой-то, а просто потому, что ты когда-то однажды пришел в этот храм, что ты его уважаешь, поэтому и продолжаешь ходить туда. Но я считаю, это не препятствие, чтобы быть общинником в другом месте.
           Эта особенность, которая характерна для нынешней церковной жизни, отличается от дореволюционной жизни Церкви, когда были очень строго определены границы приходов. А с другой стороны, именно географическая обособленность микрорайона, где со всех сторон железные дороги и только один выезд в другие районы города, несомненно, чисто визуально порождает забавную картину.
           И эта визуальность, то, что ты видишь и что ты чувствуешь, как раз и приводит к тому, что некоторое деревенское настроение все-таки ощущается. Хотя Синие Камни – это далеко не деревня.

           – По этажности домов?
           – Не только по этажности домов, а по численности населения, и, по большому счету, на Синих Камнях нужен не один приход – как минимум, два, скажем так. Я имею в виду, сколько там может быть общин, люди из которых друг друга знают.
           Я-то думал, что это достаточно все легко будет; может, это, можно сказать, и думы такие, духовного плана «шапкозакидательство», но сейчас община более-менее уже сформировалась.

           – Сколько человек в этой общине?
           – Если это можно как-то мерить, то, наверное, человек 50-60 мы имеем. Это те люди, которые с той или иной регулярностью в храм ходят, а не просто те, кто появляются там раз в пятилетку или раз в год на Рождество или Пасху.
           С другой стороны, можно сказать, что значительная часть наших активных прихожан, как ни странно, жители микрорайона ЖБИ. Конечно, он находится неподалеку, но по другую сторону железнодорожной ветки, и идти к нам через рельсы им очень неудобно; я это знаю, потому что сам ходил. А они все же идут сюда, преодолевая препятствия и неудобства, хотя в микрорайоне ЖБИ и есть свой храм, но он не очень заметный, как и наш.

           – Отец Алексий, расскажите подробнее о той Архиерейской службе, которая после длительного перерыва состоялась в вашем храме совсем недавно, на которой и произошло возведение Вас в сан протоиерея.
           – Как я уже говорил, Владыка у нас был десять лет назад на освящении храма, как-то он посещал наш приход в одну из Великих Суббот с Архипастырским визитом, посмотрел все, остался доволен. А вот 25 февраля текущего года у нас состоялось Архиерейское богослужение, сразу после него – Литургия Преждеосвященных Даров.
           Для нас это событие, конечно, уникально, важно, радостно, для меня – тем более, потому что в тот день у меня как раз были именины, и я даже без возведения в сан протоиерея прекрасно бы себя чувствовал. Так что, как говорится, «достать чернил и плакать» не пришлось бы.
           Конечно, немного отразилось на количестве богомольцев, присутствующих на Архиерейском служении, то, что 25 февраля было первым рабочим днем после четырех выходных. Я знаю, что многие пытались отпроситься с работы, не всех отпустили, но кто смог, пришел. Хотя в дни перед этой службой все прихожане (особенно отмечу тех, которые катехизацию проходили) постарались, кто как мог, приготовить храм к приезду Владыки.

           – Батюшка, расскажите, пожалуйста, как и где начинался Ваш священнический путь в Церкви.
           – Я окончил исторический факультет Уральского государственного университета. А служение в Церкви началось со служения в храме во имя Святого Целителя Пантелеимона на Сибирском тракте, поэтому можно сказать, что я являюсь духовным чадом его настоятеля игумена Димитрия (Байбакова). Там в это время подвизались и отец Владимир Зайцев, и отец Андрей Канев – тоже духовные чада батюшки. И меня рукоположили в сан священника в 1998 году на празднование преподобного Нестора Летописца.
           После этого я год служил в Троицком кафедральном соборе. И очень много там приобрел в плане совершения богослужений, в общении с батюшками не из Пантелеимовского храма. Можно сказать, что я приехал туда, так сказать, хоть и из великой, но провинции, хотя я не считаю, конечно, Пантелеимоновский храм провинциальным. Но, слава Богу, этот год для меня был очень полезным. Я поначалу переживал: мне хотелось сразу в Пантелеимоне служить; но теперь я понимаю, что тогда это верно все получилось.
           Спустя год, на зимнее празднование святителю Николаю меня перевели в храм Святого Великомученика Пантелеимона. Пантелеимоновский храм тогда, как и сейчас, духовно окормлял и храм во имя Святых Космы и Дамиана в первой областной больнице, я и там раз в неделю служил долгое время. Ну, и в самом, конечно, Пантелеимовском храме служил.
           А вот когда открылся храм на Синих Камнях, игумен отец Димитрий сказал, что там нужно служить, и благословил меня на это. Хотя до этого на Синих Камнях я бывал считанное количество раз, и считал их, образно говоря, чем-то вроде Северного Полюса – какой-то поселок, не пойми где находится.
Через год храм стал самостоятельным, и я остался там служить.

           – Батюшка, а как в Вашей жизни случился такой поворот, что Вы совмещаете служение в приходе и работу в канцелярии?
           – В канцелярию меня назначил еще Владыка Никон (я так полагаю, не без подачи отца Димитрия). В то время в храме я прослужил всего четыре самых счастливых своих месяца, а потом «загремел» в канцелярию, и здесь и остался.

           – А как Вы успеваете работать в канцелярии и служить в приходе?
           – Кто-то, может быть, и успевает, если посмотреть на того же отца Димитрия, но, мне кажется, я не успеваю ничего сделать ни здесь, ни там… Я из тех людей, которым очень сложно совмещать несколько дел.

           – Тут, батюшка, Вы явно поскромничали: я слышала немало добрых отзывов и о Вашей работе в канцелярии, и о Вашем служении в приходе. Сколько же часов длится Ваш рабочий день?
           – Конкретного графика нет, рабочий день может по необходимости в разные дни начинаться и заканчиваться в разное время.

           – Отец Алексий, есть ли у Вас какое-то хобби, увлечения, как стараетесь отдохнуть от трудов праведных, когда появляется свободное время?
           – Я думаю, в принципе это неудивительно, я ведь советского воспитания человек, поэтому мое хобби – это книги, вот и все дела.

           – Отдаете предпочтение духовной литературе или светской, классической?
           – Читаю абсолютно разные книги, по настроению.

           – Наверно, у Вас большая библиотека…
           – В приходе или дома? Дома у меня достаточно тесно, поэтому там насчет богатейшей библиотеки говорить нельзя, я видел более богатые и ценные библиотеки и у наших священников, и у прихожан. Но я в этом смысле должен иметь еще и некоторую совесть и больше внимания уделять не личной, а приходской библиотеке.
           Поэтому многое сейчас из моего дома уходит в приходскую библиотеку. Не то что я сейчас хвастаюсь, что, мол, я пожертвовал свое собственное на нужды прихода. Скорее, это такой прагматический принцип: ели эти книги мне когда-нибудь понадобятся, я ведь их все равно найду, а с другой стороны, людям будет какая-то польза от того, что эти книги там есть и их можно прочесть.

           – Батюшка, коль мы заговорили о духовном воспитании ваших прихожан с помощью литературы, давайте поговорим и об их духовном просвещении в церковно-приходской школе.
           – Воскресная школа у нас детская и взрослая, причем дети приходят на занятия в разное время – не только по воскресеньям, а на протяжении всей недели. Но я сам с детьми не занимаюсь, потому что все-таки не могу разорваться, хотя провожу с ними единичные беседы. Больше я занимаюсь со взрослыми, провожу как общие, так и индивидуальные беседы.

           – У Вас, в основном, молодежный приход?
           – Почему? Я понимаю, отчего нередко возникает этот вопрос, потому что наш приходской православный молодежный клуб очень часто устраивает и проводит различные мероприятия. Но мне больше кажется, что молодежный клуб – это все-таки какой-то инструмент. Молодежь все равно должна была как-то соединиться, она могла объединиться и без этого названия «молодежный клуб», но если она может так соединиться, это прекрасно: это те средства, в которых молодежная инициатива может аккумулироваться и проявлять себя каким-то образом.
           А так в приходе и бабушки есть, и люди среднего возраста, и молодежь, конечно. Это правда, что скрывать?

           А вот мнения некоторых прихожан Свято-Никольского храма на Синих Камнях о своем отце-настоятеле.
           – Наш батюшка не жалеет ни сил, ни времени своего для организации катехизаторской, просветительской и миссионерской работы в приходе. Мы очень благодарны отцу Алексию за такую заботу о своих прихожанах. Он заботится обо всех: и о детях, и о подростках, и о престарелых людях.
           – Конечно, мы мечтаем о том, что когда-нибудь в нашем микрорайоне будет возведен «настоящий» храм – и не только мечтаем: по благословению батюшки, каждый день собирается группа прихожан, и прямо на улице люди молятся cвятителю Николаю, чтобы у нас решился этот вопрос и храм начал строиться. Мое мнение такое: если в микрорайоне будет своя, хотя бы небольшая, но с куполом и крестом, церковь, то больше людей сможет прикоснуться к великому и вечному.
           – Мы рады, что у нас такой батюшка, как отец Алексий: молодой, инициативный, трудоспособный. Его возраст ничуть не влияет на его авторитет среди прихожан. Для молодежи это, наверное, еще лучше – они чувствуют, что священник хорошо понимает их, что он еще не забыл свою собственную молодость. А мы, взрослые люди, воспринимаем его как священника, облеченного от Бога благодатью, и возраст тут не имеет никакого значения. Мы надеемся, что его трудами и нашими молитвами когда-нибудь будет на Синих Камнях построен настоящий храм.
           – Я на приходе не очень давно, но мне глубоко интересен отец Алексий, с ним не скучно никогда. Он – батюшка, совершенно чуждый уныния и нечуждый мудрости.            Для отца Алексия каждый человек, будь ему два года или восемьдесят лет, по-своему интересен, ко всем он проявляет любовь и внимание.
           Все вышесказанное говорит, что и отец Алексий интересен всем прихожанам – они проявляют к батюшке любовь и внимание, готовы поддержать его во всех делах и начинаниях… И дай Господь им силы в этом!

Материал подготовила
Лидия ЕЖКОВА

© При использовании информац